Корабль «Меркурий» (корабль Вильяма Баренца)

«Мы, нижеподписавшиеся, объявляем перед богом и перед миром, что мы сделали все, что от нас зависело, чтобы проникнуть через Северное море в Китай и Японию, как нам приказано в наших инструкциях. Наконец мы увидели, что богу не угодно, чтобы мы продолжали наш путь, и что надобно отказаться от предприятия. Посему мы решились как можно скорее возвратиться в Голландию…»

Положив на пергамент холеные, в перстнях, руки, похожие больше на руки вельможи, чем моряка, Корнелис Най оглядел собравшихся.

Усталые, небритые, почерневшие от непрерывных бдений и ветров лица. Хмурые взгляды, в глубине которых затаилась тщательно скрываемая надежда.

Корабль "Меркурий" (корабль Вильяма Баренца)

Адмирал усмехнулся. Он не ошибся в своих предположениях: люди, которые сидят перед ним, подпишут любое постановление, если… Адмирал перевел взгляд в глубь каюты. Если только не помешает этот безумец и смутьян. Впрочем, какое дело ему, Корнелису Наю, дворянину и кавалеру, до этого выскочки. Властью, данной ему правительством, он обяжет непокорного к повиновению.

Пергамент переходит из рук в руки. Молча, не глядя друг на друга, капитаны подписывают его. Лишь сидящий в конце стола человек с резкими и крупными чертами лица и лбом мыслителя остается недвижим.

— Вильям Баренц, мы ждем тебя!

— Ложь, объявленная даже от имени бога и мира, остается ложью, Корнелис Най!

— Думай о том, что говоришь, Вильям Баренц! Ты отказываешься подписать постановление?

— Отказываюсь! Мы должны продолжить плавание, чтобы завершить его!..

Так, или приблизительно так, можно представить себе сцену, происходившую поздним летом 1595 года на флагманском корабле 2-й голландской экспедиции, посланной на отыскание Северо-Восточного прохода. Читать далее