О знании радиотехники

Эту историю рассказала мне ее непосредственная участница.

tall ship

Для начала придется кое‑что разъяснить, так как многие не знают специфику жизни на пассажирских судах. Есть там одна должность – радиотехник. Должность, надо сказать, не пыльная. Сам работал. Так вот, в одну из немногих его обязанностей входит побудка пассажиров и экипажа. Происходит это следующим образом. В каждой каюте есть динамик с переключателем программ, по которым радиотехник крутит новости, музыку и т. д. В 11 вечера вся трансляция выключается, а в 7 утра по первому каналу (кто хочет проснуться, именно его и ставят) радиотехник бодрым голосом несет примерно такую чушь: «Доброе утро, уважаемые пассажиры! Сегодня воскресенье, 24 октября. От порта Одесса пройдено столько‑то миль, до порта Ялта осталось столько‑то. Ориентировочное прибытие во столько‑то. Температура воздуха такая‑то. Температуры воды такая‑то. Желаем вам приятного дня в Ялте!» Кстати, очень близко к оригиналу, так как изображать бодрый голос по утрам мне доставляло просто физические страдания, поэтому и запомнил на всю жизнь. Потом включалась музыка или новости. А работало это все так… Наши девицы‑красавицы из Бюро информации звонили на мостик, штурманцы давали им полный расклад, они все это записывали в специальную сводку и бежали к радиотехнику. Кстати, побудка самого радиотехника лежала на их совести.

Все это работало достаточно четко, за исключением катаклизмов, когда радиотехник был мертвецки пьян! Я сам один раз в Сочи не разбудил пароход, но об этом в другой байке. Речь не обо мне. Итак… Достаточно реальный пароход «Дмитрий Шостакович», экипажа с туристами человек 300. Напряжем воображение и перенесемся в радиоузел.

Чудное утро. Начало восьмого. Две красавицы в униформе. Между ними стул, на котором восседает некто Виктор Цибулько, но сидеть почему‑то отказывается. Девушка слева держит его одной рукой за шкирку и пытается привести в состояние устойчивого равновесия. Другой рукой сует ему в морду микрофон, на который Витя самым наглым образом пускает пузыри. Девушка справа тоже занята – одной рукой сует ему же в морду сводку, а второй, манипулируя Витиным (!) пальцем, жмет подряд все кнопки на пульте вещания. (Кстати, почему Витиным, я так и не понял, видимо ответственности боялась!)

Витя же, как и любой нормальный человек на его месте, глупо улыбается с закрытыми глазами и пытается провести рукой по ноге девушке слева. В мире сладких грез, мля, находится. А действительность между тем не радовала. Скандальчик назревал! И вдруг – чудо! В контрольном динамике что‑то щелкнуло! Девушка слева решила проверить микрофон и дунула в него:

– Ф‑ф‑ф‑у‑у‑у‑у…

В ответ из динамика – долгожданное усиленное:

– Ф‑ф‑ф‑у‑у‑у‑у…

Теперь опять напряжемся и перенесемся в каюты:

– Щелк… Ф‑ф‑ф‑у‑у‑у‑у, – женский быстрый шепот, с радостью: – Ну, заработала!..

Второй женский шепот, с нескрываемой злобой:

– Витя, сука, вставай… Все работает, козел, нас же из‑за тебя вы*бут!!! – Слышны шлепки чего‑то мягкого по чему‑то твердому, судя по всему – женской ладошки по Витиной несмышленой башке.

На этом побудку можно было бы и закончить, так как после такого вступления вряд ли бы кто заснул. Ан нет. Наши морячки – народ упорный и, видно, растолкали Витю до нужной амплитуды… Послышался глубокий вдох (гораздо громче, чем шепот – микрофон‑то был у Вити почти во рту). Все замерли в ожидании пламенной речи, но вместо нее последовал выдох:

– И‑э‑э‑э‑х!!!

И столько было в этом выдохе всего!.. И непонимание, чего от него хотят, и невозможность собрать мысль в единое целое, и страдание утреннее! Маленький штрих – шлепая Витиным пальцем по всем кнопочкам, девушка справа включила все возможные линии, а также… громкую внешнюю трансляцию! Витиному несчастью посочувствовали, наверное, даже ялтинские чайки (хотя до Ялты было еще далеко). Пауза стала затягиваться, но девушки были упорны. И, наконец, Витя заплетающимся языком лениво поприветствовал мир:

– З‑з‑заси… – на Цибулькином языке это означало «Доброе утро, уважаемые пассажиры!». Пауза. – Сеня… – пауза и дальше что‑то типа вопроса с нескрываемым удивлением: – вторник? – Пауза и с еще большим удивлением: – Пятнадцатое???

После этого Витя замолчал. То ли сводка его очаровала, то ли то, что пятнадцатое вторником уж никак не может быть, не знаю. То, что происходило дальше в Витином мозгу, науке неизвестно. В принципе, и на этом можно было бы побудку закончить, но Остапа понесло… Огромные цифры миль Витя почему‑то пропустил и решил ознакомить экипаж (и весь мир) с погодой. А надо отметить, что была зима. В сводке значилось: «Температура воздуха – 8 градусов, температура воды за бортом – 8 градусов. Как Вите удалось сосредоточиться больше, чем на одном слове, я не представляю, но он выдал фразу, известную во всем Черноморском пароходстве:

– Температура воздуха… – очень большая пауза: – И воды… – самая большая пауза. И наконец Витя с радость сообщил миру: – Одинаковая!!!

Математик, млин! Витины силы иссякли. Сводка закончилась. Экипаж информацией остался удовлетворен. Туристам день в Ялте уже ничего омрачить не могло.

  1. S. Когда я спросил подружку, почему они сами сводку не дали, с ней приключилась истерика, но она сумела выдавить:

– Радиотехник все‑таки!

В рейсе, когда она мне это рассказывала, радиотехником был я.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *