Морские Анекдоты. Часть 79

Секретность

 

Довелось мне как‑то раз обеспечивать проводку ПЛ в доке из завода в Комсомольске‑на‑Амуре на раздоковку м. Тык – м. Южный. Шарахаюсь на своем БГК (большом гидрографическом катере) – занимаюсь гидрографическим обеспечением. В общем, все серьезно… Особенно по связи. Я «начинание», где «окончание», «пустельга» запрашивает где «свадьба», на каком километре (ПЛ тащат по Амуру в доке, при полном сопровождении, охранении, накрыв маскировочной сеткой, женам, соседям и детям нельзя говорить, чем мы заняты эти дни и пр. – далекий 1990 год!). Кругом секретность.


 

Однако раннее утро, по левому борту проходим славный городок Николаевск‑на‑Амуре, на берегу толпы людей: мужички, женщины с детьми. Еще бы – событие в городе: по Амуру тащат объект! Многие так и называют – «свадьба идет»! Все глазеют, секретность присутствует. Нам же положено рыскать впереди всей этой свадьбы, чтобы она нигде не застряла и одновременно снимать ветер и прочую суету.

У меня на борту: два военных и 12 гражданских мореманов пенсионного и предпенсионного возраста, которым я во внуки гожусь. Они ко мне подступают с просьбой – давай командир от «свадьбы» оторвемся, зайдем на Пронге – там в лабазе леспромхоза «Прима» без талонов есть. Спорить с ними не стоит – все же опытные мореманы, да к тому же талонное время, грех пройти мимо. Все понимают, секретность надо соблюдать, поэтому сразу договариваемся, что, зачем и с какой целью подходим к леспромхозу никому ни‑ни.

Нас, конечно, встречают, начинают расспрашивать, чего это мы тут делаем, а не рыбу ли ловим? Отпираемся, как можем. Подходим к лабазу, а на двери объявление аршинными буквами: «Всем владельцам маломерных судов: такого‑то числа в море не выходить! Будет проводка атомной подводной лодки такого‑то проекта. Сельсовет».

 

Кесареву кесарево

 

Так вот, будучи в г. Севастополе в 70–80 годы, Ю. Ю. рьяно снимал на фотоаппарат какой‑то заплыв яхт в бухте недалеко от Графской пристани. Ю. Ю. был завзятым яхтсменом и заядлым фотографом. Однако, продолжение этой бухты являлось военно‑морским объектом, ну там база чего‑то секретного. Об этом и поведал фотолюбителю подошедший милиционер. И настойчиво попросил его засветить пленочку, или… «пройдемте гражданин… «. Обидно на фик. Тут Ю. Ю. с досады замечает, что на противоположной стороне бухты швартуется какой‑то туристический итальянский пароход, и весь борт этого плавсредства улеплен буржуйским турьем, которое тоже снимают на все что под руку попадает эти яхты и бухту и город и все вообще. Им, мол, можно, а мне‑то почему нельзя, кстати, Италия член НАТО. Страж порядка почесал репу и выдал:

– Ну, им мы запретить не можем.

 

http://v1.anekdot.ru/an/an9909/o990912.html

 

Отрегулировал…

 

На любом судне существует антагонизм между «машиной» («маслопупы») и «мостиком» (судоводы, по‑простому – «рогали»). Маслопупы на 100 % уверены, что рогалям просто нечего делать, и те со скуки делают все, чтобы угробить машину. А судоводы наоборот – уверены, что машина до конца не нагружается, а это снижает показатели добычи рыбы.

Доходило до серьезных стычек. Сам был свидетелем как «дед» (главный механик) – дюжий дядька, притиснувши до переборки здоровенным своим брюхом испуганного 4‑го механика (вчерашнего курсанта мореходки) орал ему в ухо:

– Какого хера ты слушаешь штурмана? Он – рогаль!

4‑й ему в ответ:

– Михалыч, это мне старпом сказал!

– И старпом тоже рогаль!

(Старпом стоял рядом, делая вид, что ничего не слышит, хотя дед ревел так, что закладывало уши). Такие вот были отношения. Поэтому среди «машины» было высшим шиком «обуть» рогаля. Как‑то и мне удалось подобное…

На одном судне мне довелось встретить довольно необычного капитана. Почему необычного? Потому, что капитаны, как правило, в машину не заходили. А этот заходил.

Однажды, когда я стоял на вахте, заходит капитан, да с такой радостью на лице, словно родственника встретил. Я оглянулся: может не ко мне? Нет, ко мне! Прямиком ко мне шел капитан, уже протягивая руку, чтобы поздороваться. Поручкались сердечно, и он с такою же премилою усмешкой на лице стал ходить туда‑сюда по ЦПУ. Ходил, ходил, а потом подходит ко мне и говорит:

– А гребная установка недостаточно нагружена! – и показывает на амперметр нагрузки гребных двигателей, стрелка которого на две риски не достигла 2500 А.

Я опешил. Что делать? Скорость судна была близка к оптимальной. Дед же всегда долбал меня, чтобы не перегружал двигатели – берег технику. Был бы обычный рогаль, отправил бы его до деда, а может, и еще куда… А как от такого «знатока» отвязаться?..

Дотумкал я, что про амперметры ему кто‑то разболтал, но в каком объеме? Времени на размышления не было – кэп стоял рядом и жаждал увеличения нагрузки. И я ее «увеличил» – отверткою начал крутить эксцентрик установки стрелки до нуля, на самом амперметре. Крутил до тех пор, пока она не стала ровно на 2500 ампер. Спрашиваю:

– Достаточно?

Капитан:

– Вот такую нагрузку и поддерживайте!

– Есть!

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *