Морские Анекдоты. Часть 78

У причала к дебаркадеру пришвартован пароходик. Капитан и штурман на дебаркадере лузгают семечки. Подходит девочка‑первоклассница.

– Здравствуйте, дяденьки! Скажите, вы – моряки?

– Слышь, штурман, мы моряки?

– Моряки!

Кэп (к девочке):

– Слышь, девочка – моряки!

Девочка (с сомнением):

– Точно моряки?

Кэп и штурман (важно кивая):

– Об чем речь, дочка! Не сомневайся – настоящие моряки!

– Дяденьки моряки, сколько будет дважды два?

Кэп (глядя с надеждой на штурмана):

– Слышь, штурман, люди интересуются, давай мигом!

Штурман скрывается в рубке, достает линейки, транспортир, циркуль, склоняется над картой… Через несколько минут довольный докладывает:

– Пять!

Кэп (с облегчением и укоризной):

– Пять, девочка, будет! Пять! Стыдно не знать такого‑то!

Девочка (с плохо скрываемым злорадством):

– А нам учительница в школе сказала, что четыре!

– Слышь, штурман, а вот им учительница говорит, что четыре. А, штурман?

– Так я ж с поправкой на течение!

 

Пароход стоит под выгрузкой. Утро. Вахтенный штурман заполняет журнал. «Стоим в прежнем положении, ошвартованные левым бортом…» И тут его охватывают сомнения. Выглядывает за борт – блин, правым бортом! А запись уже сделана! Ну да ничего, смекалка – великая вещь. Продолжает: «…к морю, а правым – к причалу».

* * *

 

– Какая самая древняя профессия?

– Проститутки!

– Неправильно.

– А какая?

– Штурмана!

– Почему?

– Ну а кто, по вашему, их сделал проститутками?

 

* * *

 

Штурман – натура хамская, до вина и баб охоча, но за знание наук хитростных в кают‑компанию допускается.

 

Электрик

 

В каюту‑люкс на пароходе заглядывает матрос и спрашивает у находящегося там джентльмена:

– Простите, сэр. Я электрик этого судна. У нас там одну пассажирку случайно ударило током. У вас не будет коньяка и дольки лимона?

– Конечно, конечно. Вот вам коньяк и лимон.

– Благодарю вас, сэр… Матрос закрывает дверь каюты, залпом выхлебывает весь коньяк, закусывает лимоном, нюхает рукав и произносит:

– Вот уже сколько лет работаю на этом судне, а до сих пор не могу спокойно смотреть, как кого‑либо из пассажиров током бьет…

 

Юнга

 

В каюте капитан предлагает офицерам составить рассказ на тему: «Юнга – он у меня один».

Старпом:

– Мой юнга вчера вернулся на корабль, я ему открыл дверь и потом морду ему надрал. Он у меня такой один.

Штурман:

– Мы вчера всей командой были на абордаже, резали всех, веселились. Юнга тоже резал всех, смеялся, раскраснелся в крови. Какой он у меня ловкий! Такой юнга у меня один.

Капитан:

– Я вчера вернулся на корабль, а на койке спит пьяный юнга. Я пошел на кухню, заглянул в холодильник, а там – бутылка рома. Сижу я в кают‑компании, налил рома, пью. Тут просыпается юнга и говорит: «Кэп, принесите мне бутылку рома из холодильника», а я ему и отвечаю: «Юнга – она у меня одна».

 

* * *

 

На сухогрузе закончилось топливо. Корабль с командой долго дрейфует по океану. Ну, понятно, команде из одних мужиков захотелось баб. Капитан решает бросить жребий, кто кем будет. Юнге по жребию в качестве женщины достался боцман. Боцман, старый морской волк, выходит на палубу, берется за поручни и молча подставляет жопу. А она – огромная, волосатая, с татуировками мирового океана, портами, якорями и русалками. Бегает юнга вокруг нее, не знает как подступиться. Заботливый капитан со своего мостика увидел это и кричит в рупор:

– Боцман, помогите юнге!

Боцман медленно поворачивает голову:

– Юнга, я тебя люблю.

 

 

 

 

Якорь

 

Курсант мореходки предстал перед зоркими очами старого морского капитана. Экзаменуя его, капитан спросил:

– Ну‑с, молодой человек, что вы предпримите, если шторм внезапно ударит с правого борта?

– Брошу якорь, сэр.

– А если другой шторм настигнет корабль с кормы?

– Брошу второй якорь, сэр.

– А если чудовищный шторм разразится впереди?

– Брошу еще один якорь.

– Минутку, минутку, молодой человек! – остановил его капитан. – А откуда вы наберете столько якорей?

– Оттуда же, сэр, откуда вы наберете столько штормов.

 

* * *

 

Корабль был торпедирован и начал тонуть. Новичок в морском деле, увидев, что бывалые матросы привязывают себя к различным предметам, привязал себя к якорю.

 

* * *

 

– Девушка, можно в вас бросить свой якорь?

– Нет!

– Ну тогда хоть конец примите.

 

 

 

 

* * *

 

Идет служба в морской церкви, пастор поучает моряков.

– Представьте себе страшный шторм, ваше судно не слушается руля и его гонит на рифы. Гибель близка. И что же делать в сей страшный миг, как не воздеть руки к небу и…

– Якорь надо отдавать, три тысячи чертей, – раздается с задних рядов хриплый просоленный голос старого морского волка, – якорь за борт!!!

 

 

 

 

О воспитании моряков

 

Случилось так, что во времена холодной войны наше торговое судно, разгрузившееся в одном из западно‑германских портов, не выпускали по причине каких‑то финансовых нестыковок на уровне министерства. Как назло, капитан успел загрузить на борт приобретенный автомобиль, который запросто могли конфисковать на советской таможне, сроки на его бумаги были всего на месяц. Ругань с начальством порта ни к чему не привела, капитан было совсем опустил руки, но тут старпома осенило. Он извлек откуда‑то солдатские гимнастерки, кирзачи, дюжину пилоток…

И вот. Очень раннее утро. Вдруг тишину разрывает марширующий шаг и рев: «Вставай проклятьем заклейменный…». Через весь город марширует колонна «советских солдат» во главе с «офицером» и во весь голос орет гимн мирового пролетариата.

Что при этом испытали немцы, еще помнящие 45 год, можно себе представить. Вызванный для объяснений капитан судна поведал бургомистру, что пока судно стоит в порту и делать им нечего, они будут каждое утро маршировать по городу и петь песни, поскольку военно‑патриотическое воспитание моряков никто не отменял. «Мы еще и учения устроим! – сказал капитан и, мрачно добавил: – Совместные!».

В тот же день судно отправили восвояси, и оно вовремя прибыло в порт приписки.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *