Морские Традиции. Татуировки. Часть 2

Начало. Морские Традиции. Татуировки. Часть 1.

Самой символической из всех татуировок была звезда. Имеется ввиду — Полярная звезда, которая указывает моряку путь ночью. Настоящий моряк полагает, что эта татуировка защищает его и всегда показывает путь домой.

Также символичен первый воробей, эту наколку делают после первых пройденных 10 000 миль, затем воробья бьют каждые 5 000 миль.

Тату Ласточка. Она всегда находит дорогу домой. Читать далее

Перекрыл кислород

Перекрыл кислород

 

80‑е годы. Весна. Школа водолазов. Полигон. Изучаем электросварку, делаем практическую работу. Я работаю в УВС‑50 или «трехболтовке», погруженный в собственные мысли о том, зачем мне все это надо. Если со сваркой я работать вряд ли буду, что специализация у меня как у водолазного специалиста совершенно другая и т. д. Из всей группы я самый малоопытный. Ребята уже имели достаточное количество часов. Видимо, поэтому надо мной юморят. Юморят своеобразно.

По связи слышу команду: «Подъем». Выполняю, но когда мои полкорпуса показались над поверхностью, мне сказали что необходимо увидеть мое изделие и уж крайне необходимо заценить качество шва над которым я «колдовал»… Вновь погружаюсь под подозрительное хихиканье, беру изделие и тут понимаю причину их смеха. Читать далее

Якорная шутка

Якорная шутка

 

Друг моего знакомого еще в советские времена ходил на научно‑исследовательском судне «Дмитрий Менделеев». Однажды у них произошла следующая история.

Боцман, который служил на этом судне уже очень давно, имел собственную коронную подколку над молодыми матросами. При переходе экватора он подходил к тому, кто находился в плавании первый раз, и с серьезной физиономией говорил следующее:

– Наш корабль скоро будет переходить экватор. Так как при переходе экватора меняется состав воды, то нам необходим облегченный якорь. Поэтому одну лапу надо удалить.

С этими словами он давал в руки молодому пилку по металлу и подводил его к якорю. Молодой начинал мастурбировать с лапой (попробуйте представить себе якорь океанского судна и сколько времени надо, чтобы его перепилить), а остальная команда укатывалась со смеху. Молодой матрос быстро понимал, что его «обули» и покатывался вместе со всеми. Читать далее

Я дракон

Матросские простыни

 

Когда‑то я служил на крейсере «Аврора». Вследствие того, что матросы – существа любознательные и смешливые, они любят развлечения. И у нас некоторые балтийцы просто‑напросто от скуки были не в силах вахты стоять. И они ходили по кубрикам…

Матрос спит, лежа на одной простыне и укрываясь другой, тихо, как мяско в пельмене. И, конечно, он не слышит, как злыдни, которым делать нечего, методично пришивают края нижней простыни к верхней и наоборот по всему периметру. А злыдни именно это и делали.

Потом беднягу резко будили, имитируя боевую тревогу, а иногда и срочное погружение революционного крейсера в пучину Невы. Однажды ребята перестарались и зашили пятерых бойцов, рассчитывая разбудить всех разом и зело повеселиться. Читать далее

Над шахматной доской

В каюте над шахматной доской склонились два моряка. Между тем на вахту заступил третий помощник, отставной военмор, для такой должности человек старый, однако неунывающий и находчивый. В динамике заскрипело – значит, что‑то объявит по судовой трансляции.

– Ну‑ну. Что на этот раз он отчудит?

В динамике раздался голос 3‑го помощника:

– Проходим Гринвичский нулевой меридиан. Желающие могут наблюдать с левого борта голубые столбики.

– Дает, однако. Да кто же в наше время такому поверит?

Не прошло и секунды – в коридоре раздался топот бегущих ног.

Чувство юмора или меры

  Читать далее