Русские форева!

Русские форева!

 

Описанные ниже события имели место на Черноморском флоте. Конец 90‑х был для него очень трудным временем. Да, денег действительно не было. Но флот их изыскивал. Где угодно и как угодно. Шло время, и ЧФ как‑то незаметно сам для себя стал все активнее «подниматься с колен».

Читать далее

Еврейский пароплав и Кто и что жует

Еврейский пароплав

 

Было это в первом моем рейсе. Стояли мы на рейде четверо суток. И на протяжении всего времени по трансляции звучало: «Донкерману позвонить на мостик! Донкерману спуститься в машину! Донкерману подойти к правому борту! Донкерману принять шланги! Донкерману связаться с танкером!».

Первая думка моя была: «Ты дивись, как еврея по судну ганяють!».

Потом слышу объяву: «Донкерманам собраться в каюте системного механика!»

А, так он не один! Но я просто выпал в осадок после объявления: «Всем Ухманам собраться около 4‑го трюма!». Решил, точно попал на еврейский пароход!<   Автор: Виктор «Злой», Мурманск Читать далее

Адмиральский сынок

Адмиральский сынок

 

В центральном посту подводной лодки сидят командир и старпом. Вдруг с мостика раздается крик:

– Эй, внизу!

Старпом заглядывает снизу в люк:

– Есть внизу!

Сверху:

– Я лейтенант Пупкин. Назначен к вам командиром минно‑торпедной группы. Лови!

 

 

Вниз летит дипломат. Старпом машинально его ловит. Лейтенант:

– Поймал? Значит так: в дипломате личное дело и грязные носки. Личное дело прочитать, носки постирать. Я – в ресторан, буду к подъему флага.

И ушел. Старпом недоуменно вертит в руках дипломат. Командир:

– Ну что там, старпом? Читать далее

Молодой специалист

Представь себе картину: стоит судно у причала, прошла неделя стоянки, нет уже никакой суеты, ни «приходного» гомона – полный штиль. Внезапно в дверь каюты главного механика кто‑то вежливо постучал и вошел очень важный человек (под 2 метра роста, в ослепительной парадной форме: полный рукав шевронов, на голове фуражка со здоровенным «крабом», да еще по козырьку золотые листья). Первая думка деда: «Еще одного проверяющего черти принесли!»

Незнакомец:

– Могу я видеть главного механика?

Дед (тихенько):

– Главный механик.

Небольшой портрет деда (главного механика): здоровенный человяга, как говорится «кровь с молоком», обладатель громового баса и здоровенного чрева, за что имел прозвище «Кранец» (т. е. мешок либо баллон, который сбрасывают с судна при швартовке, чтобы поберечь борта). И, как это часто бывает, «густо бзделуват» перед начальством. Читать далее

Анеки

На корабль привезли посылки для личного состава. Сгрузили у трапа на причале, и посылки проверяет не медик как обычно, а вахтенный офицер на трапе. Вскрывают одну посылку, а там трехлитровая банка розовой жидкости.

Вахтенный офицер:

– Что это?

– Компот, мама прислала, отвечает владелец посылки.

Вахтенный командует КВП (командир вахтенного поста, назначается из старшинского состава, вооружен штык‑ножом, а при наличии ядерного оружия на борту – автоматом без патронов) открыть попробовать.

Читать далее

Вопиющая безысходность

 

Лейтенанту Мочалову с распределением при выпуске из училища, что там греха таить, откровенно повезло. Основная масса его сокурсников отправилась служить на флот, а его, счастливчика, направили служить адъютантом к адмиралу в Ленинградскую военно‑морскую базу. Не служба, а рай. Но слишком хорошо, как известно, тоже не хорошо. Среди подношений адмиралу посыпались подарки и ему самому. Начались служебные вечеринки, всевозможные увеселительные мероприятия… Пошло‑поехало… Читать далее

Крейсер «Садко»

Центральный пост подводной лодки, на вахте лейтенант и старпом.

Старпом записывает мероприятия в Корабельный журнал учета событий, который оформляется простыми карандашами.

Старпом:

– Эх люблю я карандаши фабрики «СаДко и Ванцети».

Лейтенант:

– Товарищ старпом, а вы хоть знаете кто такой Садко?

Старпом, качаясь в командирском кресле, гордый своим социальным статусом в корабельной иерархии:

– «Эх, лейтенант, лейтенант – это же крейсер!»

  Читать далее

Вислопузый п*здобол

Ну не любили нашего прошлого старпома на пароходе, не любили и все тут. Правда, было за что. Был он слишком молод, ленив, избытком профессионализма не страдал, из‑за чего постоянно случались всякие разные неприятности. При случае мог и ближнего своего подставить, дабы удар от седалищного нерва отвести. Ближним, как правило, оказывался 2‑й помощник, то есть я. Другим, правда, тоже перепадало.

Одна из первых его характеристик, которую я услышал, придя на пароход, была «вислопузый пи*добол». Да уж, покушать он любил, что заметно сказывалось на фигуре, к его 30 годам трудовая мозоль в области живота была развита совершенно непропорционально остальным частям тела, так что слово «вислопузый» объяснялось очень просто.

Читать далее