Русские форева!

Русские форева!

 

Описанные ниже события имели место на Черноморском флоте. Конец 90‑х был для него очень трудным временем. Да, денег действительно не было. Но флот их изыскивал. Где угодно и как угодно. Шло время, и ЧФ как‑то незаметно сам для себя стал все активнее «подниматься с колен».

Читать далее

Об учениях

Об учениях

 

Славный 2006‑й год. Лето. У берегов датского Борнхольма шли учения Baltops. Сурово шли.

Во главе международной армады из 20 надводно‑подводных пароходов торчал на мостике янковского крейсера УРО контр‑адмирал Джозеф Килкенни. Взгляд – молния. Походка летящая. Пальцы скрючены. Не человек – орел!

Он даже не приказывал, он цедил сквозь зубы: «Сделайте это…» И гримаса на лице, словно вот‑вот сплюнет.

Англичане, французы, датчане, немцы, шведы, не говоря уж о всяких поляках и латвийцах, вокруг американского крейсера даже не ходили, а на цирлах так и носились, так и носились! Едва бортами не трескались.

И вот среди всей этой военно‑морской кучи‑малы имел место наш СКР «Неустрашимый». На приказы американского командующего российский сторожевик реагировал солидно. Подчеркнуто неторопливо.

– Цену себе набивает, – понимающе пояснил своим Килкенни.

Тут янки явно дал маху. Фокус был в другом. Читать далее

Еврейский пароплав и Кто и что жует

Еврейский пароплав

 

Было это в первом моем рейсе. Стояли мы на рейде четверо суток. И на протяжении всего времени по трансляции звучало: «Донкерману позвонить на мостик! Донкерману спуститься в машину! Донкерману подойти к правому борту! Донкерману принять шланги! Донкерману связаться с танкером!».

Первая думка моя была: «Ты дивись, как еврея по судну ганяють!».

Потом слышу объяву: «Донкерманам собраться в каюте системного механика!»

А, так он не один! Но я просто выпал в осадок после объявления: «Всем Ухманам собраться около 4‑го трюма!». Решил, точно попал на еврейский пароход!<   Автор: Виктор «Злой», Мурманск Читать далее

Молодой специалист

Представь себе картину: стоит судно у причала, прошла неделя стоянки, нет уже никакой суеты, ни «приходного» гомона – полный штиль. Внезапно в дверь каюты главного механика кто‑то вежливо постучал и вошел очень важный человек (под 2 метра роста, в ослепительной парадной форме: полный рукав шевронов, на голове фуражка со здоровенным «крабом», да еще по козырьку золотые листья). Первая думка деда: «Еще одного проверяющего черти принесли!»

Незнакомец:

– Могу я видеть главного механика?

Дед (тихенько):

– Главный механик.

Небольшой портрет деда (главного механика): здоровенный человяга, как говорится «кровь с молоком», обладатель громового баса и здоровенного чрева, за что имел прозвище «Кранец» (т. е. мешок либо баллон, который сбрасывают с судна при швартовке, чтобы поберечь борта). И, как это часто бывает, «густо бзделуват» перед начальством. Читать далее

Морские Анекдоты. Часть 81

Подводная драма

 

Атомная подлодка из серии знаменитых «Акул» бороздит океан уже месяц. Автономка. Лодка лишь в положенные часы на мгновения подвсплывает на сеансы связи.

Однажды связисты, почесывая «тыковку», приносят командиру загадочную циркулярную радиограмму с базы: «Срочно доложить, сколько находится на руках у членов экипажа денежных купюр достоинством в 50 и 100 рублей». Командир машет рукой: «Да ну вас с такими подколами, не смешно!».

Но после следующего сеанса связисты снова бумажку несут. Текст примерно такого содержания: «В стране объявлен обмен денежных знаков! Кто не успеет поменять купюры на дензнаки нового образца в течение трех дней, может считать их туалетной бумагой». То есть настоящий текст‑то был посерьезней, но подлодочное начальство именно так его и донесло до обитателей отсеков.

Что тут началось! Ну, «женатики» – те только вздохнули скорбно: зарплата, полученная за три месяца вперед, все равно отдана «вторым половинам». А оставленные при себе заначки… Что ж поделаешь, такова се‑ля‑вуха.

А вот холостые подводники, в основном лейтенанты и молодые мичмана, которые всю трехмесячную зарплату с собой в море взяли, не вздохнули, а завыли в голос. Пропали денежки, пропали!

Впрочем, вой длился не очень долго: молодые холостяки смирились. Служба еще только начинается, все деньги впереди. Лейтенанты в лодочной подводной курилке гордо поджигали сигареты от пламени 100‑рублевок (хоть раз в жизни попробовать!), двери кают как‑то сами собой обклеились купюрами (а куда они еще годятся!). Весело!

Лишь старый мичман‑турбинист, полжизни собиравший на «Москвич», ходил чернее тучи. Все свои накопления он традиционно хранил не в сберкассе, а в личном отсечном сейфе с диким количеством накладных и врезных, внешних и внутренних замков. Наконец и он махнул рукой, достал толстую пачку сотенных и… разрубил аварийным топором на мелкие кусочки, подложив под место «денежной казни» красную аварийную доску. После чего сгреб бумажки (по сути, обломки своего «Москвича»), сунул в пластиковый мешочек и уложил обратно в сейф, успокоенный.

И тут командиру снова радио приносят: «Почему не доложили, сколько на борту 50– и 100‑рублевых купюр? По возвращении корабля в базу заказанное вами количество денежной массы будет обменяно!»

  Читать далее

Морские Анекдоты. Часть 80

На неоднократно краснознаменном Балтийском флоте по инструкции было положено швартоваться так: дается команда «самый малый назад» и корабль медленно причаливает. Так швартоваться для уважающего себя капитана считалось западло. Боевой капитан швартовался так: давалась команда «полный назад», затем, слегка недоплывая до причала, «полный вперед», чтобы погасить скорость, и «стоп машина». Корабль останавливался, весь в пене и под восхищенные взгляды болельщиков. При этом на корме обязательно стоял мичман, который отсчитывал расстояние до берега и выкрикивал его капитану.

 

 

Однажды один сторожевик начал тормозить слишком поздно. Монолог мичмана:

– Семьдесят метров… сорок метров… двадцать метров… десять метров… П*здец! Море кончилось!!!

 

Читать далее